Что нельзя после мастэктомии

Что нельзя после мастэктомии

Отсутствие молочной железы

Утрата молочной железы представляет не только косметический и физический недостаток, но и напрямую меняет психологический статус и социальную адаптивность женщин. Для некоторых женщин проблема «решаема» за счет тонаружных протезов.

Реконструктивно-восстановительные операции проводятся по желанию женщины при отсутствие отдаленных метастазов и рецидива опухоли.

Постмастэктомический синдром

Постмастэктомический синдром — это клинический синдром, который представляет из себя совокупность проявлений на стороне проведенного оперативного лечения в виде постмастэктомического дефекта (в том числе и косметического), рубцовых изменений подмышечной области, обуславливающих приводящую контрактуру плеча, брахиоплексита и/или нейропатии, отека верхней конечности (постмастэктомический отек, лимфедема), а у некоторых женщин также в виде психоэмоциональных отклонений в виде беспокойства, тревоги, психического истощения, и тяжелой депрессии (у 25% женщин), что приводит к существенному ухудшению качества жизни.

Возникновение ранних нарушений сопровождает хирургический этап лечения рака молочной железы. Развитие поздних осложнений связывают с проведенной лучевой терапией и которые возникают от нескольких месяцев до 2-3 лет после ее проведения. Результатом лучевого воздействия являются не только прямое повреждение опухолевых элементов молочной железы, а также неизмененных тканевых структур подмышечно-подключичной области (фиброзирования мягких тканей, развития грубых рубцовых изменений). Прогрессивное развитие указанных процессов, а также утрата многих мануальных навыков и низкая терапевтическая эффективность проведения общепризнанной восстановительной терапии у больных обуславливают развитие скаленус-синдрома, при котором сдавливаются нервы и сосуды, питающие не только руку, но и плечо, и головной мозг. При обследовании, спустя год и более после радикального лечения по поводу рака молочной железы, скаленус-синдром выявляется у 99,4% больных.

Таким образом, в результате хирургического и лучевого лечения рака молочной железы у пациентов развивается целый комплекс различных нарушений (указанных в определении), который называют постмастэктомическим синдромом. Это не только (1) отек верхней конечности раньше вместо термина «постмастэктомический синдром» применялся термин «постмастэктомический отек»), но и (2) постоперационный и постлучевой фиброз мягких тканей, (3) плексопатия или повреждение периферических нервов и др., а иногда и нарушений мозгового кровообращения. В результате больные становятся тяжелыми инвалидами. Но наиболее частым патологическим процессом у больных, перенесших радикальное лечение по поводу рака молочной железы является лимфостаз мягких тканей верхней конечности (постмастэктомический отек), который сам по себе может вызвать повреждения m. supraspinatus (диагностируются на основании данных УЗИ), хронический бурсит, контрактуру или ограничение амплитуды движений плечевого сустава, плекситы и невропатии, целлюлит, скаленус-синдром и развитие на фоне длительно существующего лимфостаза верхней конечности лимфангиосаркомы (синдром Стюарта-Тривса).

Классификация постмастэктомического отека. Наиболее комплексной и оптимальной классификацией постмастэктомического отека является классификация, предложенная Т.А. Пантюшенко и М. Бельтраном (1990):

І степень (стадия доклинических проявлений постмастэктомического отека): объем руки на стороне поражения увеличивается до 150 мл по сравнению с противоположной верхней конечностью. Заметных изменений в длине окружности плеча выявить не удается.

ІІ степень (начало клинических проявлений постмастэктомического отека): объем руки превышает противоположную конечность на 150-300 мл, длина окружности плеча — на 1-2 см; зрительно отмечается непостоянный отек всей руки или отдельных ее сегментов. Едема появляется к вечеру и исчезает к утру. Больные ощущают тяжесть в руке, иногда испытывают болевые ощущения. Кожа постепенно утрачивает цвет, присущий здоровой конечности, берется в более грубые складки.

ІІІ степень (умеренно выраженный постмастэктомический отек): увеличение объема руки на 300-500 мл или окружности длины плеча на 2-4 см. Отек руки приобретает постоянный характер, самостоятельно к утру не исчезает. Кожа становится синюшной, бледной, с трудом берется в складку.

ІV степень (выраженный постмастэктомический отек): превышение объема руки на 500-700 мл или длины окружности плеча на 4-6 см. Наступает постоянный отек руки с переходом в фибредему. Конечность деформируется, частично утрачивает свою функцию.

V степень (отягощенный постмастэктомический отек): увеличение объема руки на 700 мл и более или окружности плеча свыше 6 см. Конечность полностью утрачивает свою функцию. Появляются выраженные трофические нарушения. Больные вынуждены держать руку в подвешенном состоянии.

Лечение. Все методы лечения постмастэктомических отеков можно разбить на 3 группы:

физические и физиотерапевтические (пневматическая компрессия с последовательным сдавлением верхней конечности от дистальных отделов к проксимальным; механический лимфатический и ручной лимфатический дренаж, пневматический массаж; физические упражнения, дополняющие массаж и др.);
медикаментозные (бензопироны, прежде всего кумарин и его комбинация с троксерутином, а также диосмин, дафлон, паровен, венастат и др.);
хирургические (удаление фиброзно-измененных тканей с последующей аутодермопластикой и др.).
Профилактика постмастэктомического синдрома (National Lymphedema Network):

  1. Никогда не игнорируйте появление даже незначительной припухлости руки, кисти, пальцев или грудной клетки (немедленно проконсультируйтесь с доктором).
  2. Для инъекции, взятия крови не должна быть использована рука на стороне операции.
  3. Измеряйте артериальное давление только на неповрежденной руке.
  4. Должна соблюдаться необходимая гигиена, после купания используйте увлажняющие лосьоны, вытирайте руку осторожно, но тщательно. Убедитесь, чтобы были сухими все складки и кожа между пальцами.
  5. Избегайте повторяющихся энергичных, противодействующих чему-либо движений поврежденной рукой (чистить, толкать, тянуть и т. д.).
  6. Избегайте подъема тяжелых вещей поврежденной рукой. Никогда не носите тяжелых сумок через плечо или в руке на стороне операции.
  7. Не носите тесных украшений, эластичных лент на пораженной руке и на пальцах.
  8. Избегайте сильных температурных колебаний при купании и мытье посуды, не рекомендуется также посещение сауны, прием горячих ванн (по крайней мере, руку держите вне ванны). Всегда защищайте руку от солнца.
  9. Старайтесь избегать каких бы то ни было травм поврежденной руки (удары, порезы, солнечные или другие ожоги, спортивные повреждения, укусы насекомых, царапины).
  10. Следите за возможным появлением признаков инфекции.
  11. При выполнении работы по дому, в саду или другой работы, при которой возможны даже минимальные повреждения, используйте перчатки.
  12. Избегайте срезания кутикулы при маникюре.
  13. Обсудите с врачом комплекс упражнений. Не перегружайте поврежденную руку, если она начинает болеть, нужно лечь и поднять руку вверх. Рекомендуемые упражнения: ходьба, плавание, легкая аэробика, езда на велосипеде. Не поднимайте больше 6 — 7 кг.
  14. При авиаперелетах нужно носить компрессионный рукав соответствующего размера. Находясь в воздухе, увеличьте количество потребляемой жидкости.
  15. Женщины с большой грудью должны носить облегченные протезы. Бюстгальтер должен быть подобран правильным образом: не слишком тесный и не содержать «проволочек».
  16. Для удаления волос в области подмышечной впадины используйте электрическую бритву.
  17. Люди с лимфедемой в течение всего времени бодрствования должны носить хорошо подобранный компрессионный рукав. Если рукав слишком свободен, наиболее вероятно, что объём руки уменьшился или рукав разношен.
  18. Старайтесь поддерживать ваш нормальный вес. Низкосолевая (с пониженным содержанием натрия), обогащенная клетчаткой, диета должна быть хорошо сбалансирована. Не курите и не употребляйте алкогольные напитки. Диета должна содержать легкоусвояемый белок (рыба, курица, тофу).

Внимание: при появлении сыпи, зуда, покраснении кожи, боли, повышении температуры немедленно обращайтесь к врачу. Воспаление (инфекция) поврежденной руки может являться началом или ухудшением лимфедемы.

  • Главная
  • Уведомление о личном кабинете
  • О центре
  • Клиника
  • Пациентам
  • Платные услуги
  • Наука
  • Медицинский туризм / Medical Tourism
  • Проекты
  • Пресс-центр
  • Контакты
  • Карта сайта

197758, Санкт-Петербург, пос. Песочный, Ленинградская ул., д. 68А

Читайте также:  Виды желтух таблица

Женщинам с раком груди кроме химиотерапии нередко делают и мастэктомию — операцию по удалению молочной железы. Иногда вырезают только опухоль, но некоторым приходится удалять грудь полностью.

Четыре женщины, перенесшие радикальную мастэктомию, рассказали «Бумаге», как операция изменила их отношение к себе, почему они решили не вставлять импланты и как на это отреагировали их близкие.

Ирина (имя изменено), 47 лет

Программистка из Москвы

— У меня двое детей, благополучная семья, я очень спортивная. И к врачам ходила в основном с травмами. У меня была порвана плечевая мышца, и я сначала лечила плечо, потом нашла что-то в груди, и врачи мне сказали, что это, скорее всего, синяк. Но на всякий случай сделали пробу. Это было в декабре 2016 года. И вдруг звонят из поликлиники и говорят, что мне нужно срочно прийти. И так настаивают.

Долго не могла поверить в то, что мне рассказывают, не могла вникнуть в смысл слов «атипичные клетки». Потом уже поговорила с хирургом, он сказал, что диагноз не вызывает ни малейших сомнений, вопрос только в том, какой это вид и какая схема лечения. Помню состояние абсолютной паники и растерянности: что делать, куда пойти? Паника длилась, наверное, неделю.

На работе сказали, что оплатят мое лечение в Герцена (Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена — прим. «Бумаги»). Операция прошла 4 августа 2017 года. Сначала я была настроена сразу же сделать одномоментную реконструкцию, потому что просто не представляла, как жить без груди. У меня была паника от картинок, которые я видела в интернете: смотрела на них и рыдала.

Но хирург сказал, что не рекомендует делать одномоментно: у меня третья стадия с метастазами — реконструкция пострадает при лучевой терапии. Технически реконструкцию можно делать спустя полгода после терапии. Я была настроена восстанавливать грудь, но только своим лоскутом (метод восстановления, при котором вместо имплантов используют собственные ткани пациентки: часть мышцы с передней брюшной стенки или лоскут со спины — и перемещают в область груди — прим. «Бумаги»). Однако потом была уже утомлена прошедшим лечением: восемь химий — это очень тяжело. Если после первой химии я была «не в форме» первые два дня, то после восьмой — десять дней совсем никакая.

Это настолько злобное лечение, что организм еще не восстановлен. Понимание этого тормозит меня делать что-то с грудью. И на предложение сделать самую дорогую операцию хирург сказал, что она мне не подходит. И потом, очень много деталей, о которых узнаешь, только вникнув в тему. Например, я перенесла лучевую и потеряла большой вес. Мне сказали, хорошо, что я не сделала имплант: при потере 15 кг и изменении тела он мог бы оказаться на спине.

Мне рекомендуют делать именно импланты, но я не хочу: надеюсь снова заниматься плаванием и айкидо, а [при физических нагрузках] они могут травмироваться, порваться внутри. И вопрос в их долговечности. Что с ними будет через 10 лет, через 20? Я человек нестарый, меня напрягает, что эта штука будет жить внутри меня долгое время. Скорее всего, операцию делать не стану.

Когда у меня была шестая или седьмая химия, в палату привезли женщину, которая не стала делать радикальную мастэктомию. Сейчас у нее метастазы по всему телу. Сколько ей осталось и что можно сделать? Смотреть на нее больно и страшно. Я для себя решила, что это подсказка свыше: [вот] что произойдет, если пожалею убрать грудь.

Было страшно до последнего, даже не могла смотреть на себя в зеркало после операции. Сейчас привыкла. Муж говорил, что для него это абсолютно неважно, но это не те слова, которые я хотела услышать. Когда было совсем тяжело, звонила по телефону горячей линии. И хочу сказать, что сотрудники отрабатывают свою миссию прекрасно. Когда я была на грани отчаяния, слышала [от них] слова, которые, наверное, и хочет услышать человек в такой момент.

Вдруг я поняла, что не одна. Девчонки из группы поддержки рассказывали, что это [удаление груди] как раз фигня, что из всех аспектов лечения он наименее травматичный.

Сейчас хожу в бассейн и до сих пор не могу раздеться при всех: прячусь и переодеваюсь отдельно. Не могу раздеться при муже, хотя он уверяет, что это не имеет никакого значения. Это имеет значение.

С операцией справилась, но длинное лечение сильно меняет мировоззрение. Теперь я ценю себя, жизнь приобрела яркие цвета. Больше не психую из-за немытого пола, непоглаженного белья — хрен с этим. Год не могла это делать и поняла, что [члены семьи] и так проживут; не буду готовить ужин из трех блюд — сварят себе пельмени.

Главное, мне хотелось бы перестать бояться рецидива. Никто не может объяснить, почему это произошло со мной. И образ жизни, и диета — всё было. Я не пила, не курила, родила детей, кормила их сама — не попадаю в группу риска. Один из факторов, почему я не иду на импланты: некоторые онкологи говорят, что это увеличивает риск рецидива. Свою прежнюю форму восстановлю: я человек целеустремленный. Но как мне перестать бояться, что мне опять поставят такой диагноз, не знаю.

Александра, 39 лет

Работает в социальной сфере в Москве

— В ноябре 2015 года мне поставили диагноз «рак груди», а в конце года сделали полную мастэктомию левой груди. Сейчас у меня ремиссия.

Моя бабушка болела раком груди; из-за этой болезни умерла мама, когда мне было 16 лет. Тогда я жила в онкоцентре на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии Блохина, РОНЦ — прим. «Бумаги»). Я всегда была «онконастороженной»: всю жизнь боялась заболеть — до психических срывов (и ходила к психологу, который пытался сгладить этот страх). Тем не менее болезнь не миновала, хотя я регулярно наблюдалась.

Сначала мне диагностировали фиброаденому (доброкачественная опухоль — прим. «Бумаги»), но в итоге это оказался рак. Опухоль обнаружил муж. На следующий день мы поехали в маммологический центр на обследование, но я знала: это диагноз, рак.

Мне диагностировали вторую стадию, и я понимала, что нужно сделать всё радикально, убрать [молочные железы] по максимуму. Мысли, что я теряю грудь и буду испытывать какие-то неудобства или страдания, не было. Просто сгруппировалась и дала себе установку: надо держаться за жизнь.

Я мама 13-летнего ребенка, у меня семья. Муж сразу сказал: «Саша, даже звука не произноси о реконструкции. Ты мне нужна живая: с грудью, без груди, кривая, косая — неважно, лишь бы ты была здесь, с нами».

Девочки, с которыми лежала в больнице и с которыми сейчас общаюсь, не видели себя без груди и решились на реконструкции. Но [реконструкция] — это операция не без последствий. Лечение было очень тяжелым, организму требуется много сил, чтобы это выдержать. И для себя решила, что не готова к этому ни физически, ни морально. Реконструкция — это шестичасовая операция с наркозом, двухнедельный вынос из жизни, который я не могу себе позволить. Стоит ли грудь таких мучений? Для меня нет.

Читайте также:  Гнилостный привкус в горле

Комплексов и дискомфорта у меня нет, спокойно смотрю на себя в зеркало. У меня вставлен протез, я ношу красивое нижнее белье, замечательно чувствую себя на море в купальниках. Понятно, что не могу надеть какое-нибудь декольте или что-то еще, но этим можно пожертвовать. Чем больше живу, тем больше понимаю, что реконструкция мне не нужна.

Вообще, во мне нет сентиментальности, я даже не плакала [из-за болезни]. Единственное, сказала мужу: «Игорь, ну е-мое, в 38 лет!». А потом видела женщин, заболевших онкологией и в 38, и в 28, и в 20 лет. Я не зациклена на себе, смотрю вокруг и понимаю: есть девчонки-героини, которые столько прошли. А я? Ну прооперировалась, прошла курс химиотерапии, прохожу обследование. Какое отсутствие груди, какие комплексы? В мыслях — только выжить, идти вперед, дожить до совершеннолетия ребенка, дай бог, выучить ее. Была бы возможность, я бы и вторую грудь убрала к чертовой матери.

Катерина (имя изменено), 42 года

Специалистка по нетрадиционной медицине из Москвы

— Когда узнала про диагноз, конечно, была в шоке. Но у меня даже вопросов не возникает, [почему это произошло]. В моем случае [причиной] заболевания стала психосоматика. Как мы обычно: нигде не болит — и ладно, а эмоции не так важны в жизни. Оказалось, что очень важны.

У меня была небольшая опухоль в груди, и она меня не беспокоила. В то время я помогала подруге [с ее депрессией], у которой муж умер от рака в 42 года. И вдруг начала думать, а что у меня там [в груди]? Меня это стало беспокоить даже не физически, а эмоционально. Пошла к врачу, и мне моментально поставили диагноз, анализ всё подтвердил, хотя ни боли, ничего не было. Диагностировали вторую стадию.

Когда мне до операции сказали, что возможно полное удаление, я ударилась в рев и в слезы. Но потом [врачи] сказали: «Да нет, обойдемся резекцией (частичным удалением груди — прим. «Бумаги»)». Мы еще думали, в какую сторону сделать шов, как буду прятать его под купальником.

На операционном столе выяснилось, что у меня внутрипротоковый рак, и грудь удалили полностью. Мне было очень тяжело, и процесс по выходу из этого состояния был очень тяжелым. У меня была и химиотерапия, и лучи, но думаю, что держусь за счет нетрадиционной медицины: биоэнергетики, биодинамики, работы с собой, вырисовывания своих эмоций, еще я мандалы рисую.

У меня была дикая депрессия, непрекращаемый поток слез. И если бы не мои подруги, которые вытягивали меня из этого состояния, не знаю, чем бы всё закончилось. Рука после операции не действовала, не могла поднять чашку с водой. Сейчас более или менее, могу выполнять бытовые задачи.

Муж удаление груди воспринял спокойнее меня. Так сложилось, что у нас родственники, у которых находили рак, все умирали. И поэтому потеря груди, а не жены была для него меньшим злом, он прямо об этом говорил. Но меня это мало успокаивало.

Пока не знаю, буду ли делать пластическую операцию, год делать ее нельзя. Переживания смягчились. Но это не я такая умная красавица — просто мне помогли.

Для меня грудь связана с сексуальностью, а женщина без груди — это уже не женщина. Поэтому потеря груди — это потеря и сексуальности, и красоты, вообще всего. Но сейчас понимаю, что в лифчике, например, не видно, что я без груди. Поэтому для посторонних людей ничего не поменялось. Отсутствие груди видно в интимном моменте, в бане. Но в баню мне сейчас всё равно нельзя. Есть такие фитнес-центры, где не общий душ, а кабиночки, я в такой ходила. Но тема пляжа для меня еще не решенная.

Плюсы реконструкции: у меня будет грудь, и меня перестанет беспокоить этот вопрос. А минусы: неизвестно, как себя поведет рука, и брать лоскут живота… Импланты мне не подходят, потому что я буду ощущать в своем теле что-то инородное. И еще очень пугает воздействие наркоза на мозг: потом от него долго отходишь, способность к биоэнергетике понижается — это меня останавливает.

Юлия, 46 лет

Работала на заводе в Петербурге

— О диагнозе узнала случайно: в апреле прошлого года мылась в душе и нашла у себя уплотнение. Обратилась к гинекологу, а она даже смотреть меня не стала, сказала: идите к хирургу, к терапевту и, вообще, куда хотите. Сделала УЗИ, и врач сказала, что это очень похоже на опухоль. В итоге я пошла в онкодиспансер на Удельной, где мне дали направление в Песочное (НМИЦ онкологии имени Петрова в поселке Песочное — прим. «Бумаги»).

Там все хирурги в один голос сказали, что это опухоль. Сейчас у меня третья стадия, я прошла кучу обследований, и ни одно не выявило саму опухоль, только метастазы. Было обидно удалять грудь, понимая, что опухоли там может и не быть, что она может оказаться в совершенно другом месте. Но биопсия показала, что метастазы именно от молочной железы.

Был вариант резекции, но поскольку непонятно, в каком месте находится опухоль, наобум вырезать какую-то часть [было неэффективно]. А где гарантия, что она не в другом месте? Заведующая отделением сказала, что если для вас это не принципиально важно, то лучше убрать грудь целиком. Мы с мужем посоветовались и решили, что будем удалять полностью.

Любая женщина не готова расстаться со своей грудью, мне было жалко до последнего. Но я себя уговаривала, что это поможет выжить. Что если не сделаю этого, то опухоль, возможно, останется — и тогда придется всё начинать сначала.

Муж до последнего не верил в происходящее. Он у меня человек немногословный, за эти месяцы «постарел». Дети — у меня два мальчика, уже взрослые — поначалу даже не поняли, что произошло. Младшему мы сначала не говорили [подробностей], слово «рак» даже не произносили.

Реконструкцию, скорее всего, делать не буду: не считаю нужным подвергать свой организм дополнительной нагрузке. Всё это не так просто, как рассказывают: нужна серьезная подготовка — не месяц и не два, будет больно, невозможно добиться абсолютной симметрии, то есть нужно и вторую грудь оперировать. Я считаю, что с таким заболеванием, как рак, чем меньше вмешательств, тем лучше. Но, может, изменю свое мнение года через три-четыре.

У меня в семье одни мужчины, поэтому не даю слабины. Все эти мысли, что я инвалид, стараюсь от себя гнать, чтобы не плакать и не расстраиваться. Когда одета, вроде как ничего, но когда раздеваюсь, тяжело. Не могу раздеться при муже, показать ему это всё. Он говорит: «Что ты глупостями занимаешься? Что ты прячешься?». Но я пока не могу себя пересилить.

Читайте также:  Сексопатолог в краснодаре

Поначалу отдыхала. А потом поняла, что если буду лежать, то сойду с ума: у меня все мышцы ослабли, осанку держать не могла. С апреля по январь, когда проходила химиотерапию, не было такой минуты, чтобы не думала о диагнозе. Дошло до того, что с ноября перестала спать. А после операции — как отрезало, будто организм сказал: «Всё, у меня нет рака».

Сейчас из-за лучевой терапии мне нельзя заниматься спортом, но с сентября пойду в бассейн: руку нужно всё время разрабатывать. Я созваниваюсь с женщиной, [которой тоже сделали мастэктомию], она ходит в бассейн и говорит: «Иду в туалет и переодеваюсь там в купальник, никто ничего не замечает». Конечно, при всех это будет не очень легко, но когда переживаешь такую болезнь, очень многое меняется в мироощущении. Если мне будет негде переодеться, буду переодеваться при всех, потому что это нужно для моего здоровья. Кто что подумает — это мало меня интересует. Может, задумаются и пойдут к врачу. Произошедшее со мной сподвигло знакомых пойти обследоваться.

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит благотворительную программу «Женское здоровье»

После больницы

Когда меня выписали из больницы, и я вернулась домой, у меня было ощущение, что нормальная жизнь закончилась. Были серьезные ограничения в движении руки, было трудно ходить, быстро уставала, самостоятельно было сложно делать самые элементарные вещи, практически всюду требовалась помощь. Даже не представляла свое будущее. Что же вернуло меня к нормальной жизни после мастэктомии? Сейчас, спустя 2,5 года, это кажется таким далеким, но ради вас, дорогие читательницы, готова погрузиться в непростые воспоминания. Приступим?

Начните с режима!

Обязательно распишите свой распорядок дня (можно на листочке), отметьте важные ежедневные мероприятия и повесьте на видное место. Постарайтесь ложиться спать и просыпаться в одно и то же время, также в одно и то же время есть и гулять. Это вернет силы в послеоперационный период, и вы меньше будете уставать. Организм сам будет настраиваться на ваш ритм жизни и правильно распределять энергию.

Зарядка для руки

После операции большинство пациенток сталкивается с ограничением движения руки. У меня это было ярко выражено — рука не поднималась вообще. Меня предупреждали о том, что процесс может развиться в необратимый, и сказали, что я обязательно должна разрабатывать руку. Показали три упражнения, и я делала зарядку для руки 4 раза в день. Постарайтесь выполнять эти упражнения у стены или двери с рисунком — так вы будете запоминать верхнюю максимальную точку положения руки и будете видеть прогресс в разработке руки. Это будет придавать вам сил для дальнейших занятий. Зарядки мне было недостаточно, и я прошла еще программу реабилитации, где полностью разработала руку за 2 недели.

Прогулки

Постарайтесь делать их каждый день. Не забывайте, что движение — это жизнь. Выберите для себя комфортную дистанцию: для кого-то это будут длинные походы в парке, а для кого-то это один обход вокруг собственного дома. На самом деле неважно, сколько будет длиться и какой протяженностью будет ваша прогулка: важно, чтобы она была, и еще важно, чтобы вы не уставали во время нее, а получали удовольствие. Ведь это так здорово, что у вас есть возможность выйти из дома, подышать свежим воздухом, посмотреть на мир под другим углом, любоваться его совершенством и красотой.

Не замыкайтесь!

Если у вас есть рядом ваши близкие, общайтесь с ними на любые темы, не отталкивайте от себя никого. Позвоните друзьям, пригласите в гости или на совместную прогулку. Свяжитесь с дальними родственниками, узнайте, как у них дела; общайтесь в чатах, соцсетях. Выбирайте разные темы и способы для общения, но не допускайте одиночества. У меня был случай, когда спустя месяц после операции я поехала за город к подруге на девичник. Тогда я была очень слаба и уставала даже сидеть. К столу придвинули тахту; все отнеслись с пониманием к тому, что мне приходилось то сидеть, то лежать за столом. Но всем было уютно и хорошо, мы тепло общались, у нас не было никакого табу в разговорах, и если мне задавали вопросы на тему моего здоровья, отвечала как есть, без трагизма и эмоциональной окраски.

Найдите себе дело

Чтобы в голову не лезли всякие ненужные мысли, ее надо занять интересными вещами. Это может быть чтение, удаленная работа, любое хобби, домашние хлопоты, курс реабилитации или. Посмотрите по сторонам, может, есть вещи, которые вы никогда не делали, но вам вдруг захотелось попробовать. У меня таких попыток было много. Пробуйте, и кто знает, какие ваши таланты могут вырваться на волю.

Жертва или победитель

Какой бы сложной жизнь не казалась, ни в коем случае не превращайтесь в жертву. Во-первых, вы уже проявили достаточно отваги, мужественно отправившись на операцию, и прошли ее. Значит, вы победитель. Вы выиграли первое сражение, но война не окончилась, предстоит пройти еще несколько сражений до окончательной победы. А разве может жертва кого-то и что-то победить? Во-вторых, жертве всегда сложно полноценно общаться; какое-то время вас будут жалеть, а потом постараются ограничить общение до минимума. Как ни крути, но мир так устроен, и большая, разумная часть людей тянется к сильным и интересным людям. Жертва чаще всего бывает в тягость, даже если вас окружают наидобрейшие и наитерпеливейшие люди, а победителей любят все. В любом случае вам нужно будет сделать выбор: как бы вы хотели, чтобы к вам относились окружающие? Знайте, что, решив стать победителем, это не значит отказаться от помощи и заботы окружающих. Ваши близкие об этом тоже знают, и их поддержка вам обязательно пригодится.

Всегда женщина!

Непросто хорошо выглядеть после пройденного, но уход должен быть с первых дней возвращения домой. Всегда расчесана, всегда хорошо одета, всегда приятно пахнущая. Это тоже будет придавать вам сил и поднимать эмоциональный настрой.

Возможно, мои советы кому-то покажутся простыми, кому-то невыполнимыми. Только я уверена, что если даже одному совету вы будете следовать, то ваш жизненный тонус начнет повышаться, и вы захотите воспользоваться вторым, третьим и всеми остальными советами. Мне хочется думать о том, что с вами будет все в порядке; что уже сейчас, дочитывая эту статью, вы решили круто изменить себя и свою жизнь в лучшую сторону. Раз уж вы дошли до этих строк, у вас обязательно все получится. Ведь мы этого хотим вместе. Начинайте прямо сейчас!

Ольга Ушакова, организатор группы «Доброе место» для женщин, переживших РМЖ, и людей, связанных с проблемой РМЖ.

Ссылка на основную публикацию
Что нельзя делать при сколиозе 2 степени
Сколиоз или искривление позвоночника — это изменение нормального положения позвоночного столба относительно вертикальной оси. Заболевание хорошо знакомо даже далеким от...
Что можно выпить от запора кормящей маме
Дата публикации: 19.10.2018 | Просмотров: 4118 Послеродовой период в норме длится 4 недели. Первые 48 часов организм на пике ослабления...
Что можно выпить от тяжести в животе
Лекарства от тяжести в желудке — средства, которые помогают устранить симптоматику и улучшить самочувствие больного. В то же время следует...
Что нельзя есть перед общим анализом мочи
Еще в глубокой древности лекари умели определять состояние организма человека по его моче. И пусть тогда выводы были не всегда...
Adblock detector