Эмпатия это стремление

Эмпатия это стремление

Эмпатия это способность к сопереживанию, уважению чувств собеседника. Люди, склонные к эмпатии, тонко реагируют на чувства и эмоции посторонних, буквально «пропускают» их через себя. Ощущения проходят на эмоциональном или рациональном уровне, с различной степенью воздействия.

Люди, склонные к сопереживанию

Эмпатия что это в психологии

Empatheia переводится с греческого как сочувствие. Эмпатия это в психологии осознанное понимание внутреннего мира или эмоционального состояния окружающих. Эмпатами называют людей, обладающих способностью определять настроение собеседников.

Желая разобраться, что такое эмпатия в общении, следует учесть характерную особенность дара – многоплановость эмоций: легкий отклик или глубокое погружение во внутренний мир людей. Механизм эмпатии не изучен до конца, считается, что за ее проявление отвечают зеркальные нейроны.

Виды эмпатии

Выделяют 4 вида эмпатии:

  1. Эмоциональная форма эмпатии – это способность человека к воспроизведению механизма психического заражения. Сильно выражена у людей с чувствительной нервной системой, воспринимающих передаваемые партнером эмоциональные сигналы различными органами чувств. Люди, склонные к психоэмоциональной форме эмпатии, страдают от чрезмерной чувствительности и нервной перегрузки.
  2. Когнитивный тип. Способность сопереживать другому человеку на интеллектуальных процессах называется рациональной эмпатией. Ощущения построены на сравнении, аналогии, ассоциации с ранее пережитыми ситуациями. Человек, рассматривая поведение партнера, вспоминает подобную ситуацию и переживает близкие чувства. Эффективность рациональной эмпатии определяется богатством эмоционального опыта индивида.
  3. Эстетическая эмпатия – определение в психологии дает понятие проникновенности художественным образом, объектом, вызывающим эстетическую реакцию.
  4. Предикативная эмпатия проявляется как способность предсказывать реакции другого человека в конкретных случаях.

Уровни

Различают 4 уровня эмпатии, характеризующие способность человека к сочувствию:

  1. Низкий уровень присущ людям, которые сконцентрированы на собственных чувствах и эмоциях. Им сложно прочувствовать ощущения собеседника. Эмоционально черствые люди ограждаются от окружающих, сужают круг общения.
  2. Средний уровень определяет способность понять переживания партнера, но остаться равнодушным к проблеме. Только близкие люди заставят индивида искренне сочувствовать и помочь.
  3. Высокий уровень сопереживания дает хорошую возможность понимать эмоции окружающих, не проецируя их на себя. Обладатели высокого уровня эмпатии коммуникабельны и легко идут на контакт, ждут аналогичного проявления от окружения.
  4. Повышенная степень сопереживания максимально точно определяет, что такое эмпатия в психологии, дар редких людей заключается в умении переживать чужие эмоции аналогично своим. Данная черта провоцирует по жизни множество проблем в силу ранимости и чувства вины. Если человек научится справляться с повышенной степенью сопереживания, он станет отличным медиком или психологом.

Формы

Особые формы эмпатичности – это в психологии сопереживание (принятие субъектом эмоциональных состояний, аналогичных собеседнику) и сочувствие (выражение своего состояния относительно переживаний собеседника в форме рассуждений).

Психологические механизмы эмпатии

Психическое заражение

Механизм психологического заражения возник с зарождением эволюции как взаимный обмен эмоциями в группе особей или индивидов. У людей механизм хорошо заметен при заразительном смехе или глухом раздражении в переполненном транспорте. Функция заставляет людей интуитивно понимать, что могут значить изменения мимики партнера, сердечного ритма, дыхания, потоотделения.

Идентификация

Идентификация – способность представить себя на месте другого человека. Главным условием успешной идентификации является собственный опыт. Пример – педагог может представить себя на месте студента и прочувствовать состояние оппонента на основе соответствующего опыта. Учащийся не идентифицирует себя с учителем, поскольку никогда не был на его месте.

Важно! Отсутствие идентификации зачастую является следствием жестокости детей, черствости успешных, благополучных людей.

Проявление идентификации у детей

Децентрация и рефлексия

Децентрация – это эмпатийные способности, основанные на принятии чужой точки зрения. Не согласиться, а рассмотреть вопрос с чужой позиции. Необходимость механизма вызвана искаженным образом себя и своего отношения к окружающим. Социальная рефлексия придает процессу эмпатии осознанный и объективный вид.

Как развить эмпатию у человека

Активное слушание

Многие люди слушают безучастно, одновременно занимаются другими делами или погружаются в собственные мысли. Восприятие информации с эмпатией может выражаться только в полной отдаче другому человеку. Как развить навык:

  • Нужно давать спикеру высказаться;
  • Уделять собеседнику абсолютное внимание;
  • Периодически повторять услышанное, обобщать информацию;
  • Включать эмоции в разговор;
  • Ставить себя на место партнера;
  • Исключить суждения.

Дальнейшие действия с информацией, полученной в ходе слушания, также важны. Часто люди стремятся предложить решение проблемы на основе собственного опыта. Более эффективным вариантом сочувствия станут следующие фразы: «Ты хорошо держишься», «Чем я могу помочь?», «Судьба дает нам столько испытаний, сколько мы можем выдержать».

Проговаривание комплиментов

Комплименты помогают вывести людей из подавленного состояния. Словесные внушения заставляют слушателя поверить в слабо выраженные качества, исправить несовершенства. Слова «Не унывай, ты молодой, талантливый, красивый, еще все впереди», содержат больше веры и добра, нежели произношение в аналогичной ситуации «Да, тебе не повезло, дела твои плохи, и никто не сможет помочь».

К сведению. Хороший комплимент окрылит, вылечит душу: «Меня ценят! Во мне видят хорошее».

Упражнение «Убежище»

Следует устроиться в удобном положении, максимально расслабиться и представить идеальное убежище: это детская комната, хижина в горах, шалаш в лесу, песчаный пляж или другая планета. Единственный критерий – ощущение покоя, комфорта, безопасности. Нужно побыть в укромном месте столько времени, сколько понадобится, чтобы успокоиться, отдохнуть. Простые фантазии снимут эмоциональное напряжение и помогут «сбросить» лишний груз.

Анализ своего поведения

Самоанализ выступает логическим продолжением самоконтроля. За счет подробных воспоминаний хорошо тренируется память, необходимость отмечать детали формирует наблюдательность. В ходе глубокого самоанализа человек создает мысленные образы событий и разговоров, что помогает воспроизвести в памяти определенные детали, улучшается воображение.

Важно! Краткий самоанализ дает возможность извлекать урок из успехов и ошибок, выявлять недостатки.

Умение анализировать собственные поступки уберегает человека от ненужных конфликтов. Лишенные данного умения люди эгоцентричны, слова и поступки не подвергаются сомнению с их стороны. Эгоисты неприятны для окружающих и становятся опасными при получении власти.

Характерные проявления эмпатии

Под понятие, что такое эмпатия определение в психологии, попадают люди с высокими показателями эмоциональных откликов:

  • на эмоциональные воздействия индивидуумы реагируют кожной проводимостью и частым сердцебиением;
  • страдают повышенной эмоциональностью, часто плачут;
  • много времени проводят с родителями, ярко проявляют эмоции и делятся внутренними переживаниями;
  • оказывают людям реальную помощь;
  • поддерживают и укрепляют дружеские отношения;
  • расценивают позитивные социальные черты как важные;
  • ориентируются на моральные ценности.

Диагностике эмпатичной личности подлежат 6 векторов сопереживания: к родителям, животным, престарелым людям, детям, героям художественных произведений и сверстникам в межличностных отношениях. Шесть шкал теста открывают каналы эмпатии: рациональные, эмоциональные, интуитивные, а также установки, сопутствующие или ограничивающие сопереживание.

В силу отсутствия сведений о способе выделения шкал, сложно делать выводы об обоснованности анализа эмпатии как многопланового, целостного явления. Более надежным психодиагностическим средством оценки сопереживания выступает тест Мехрабьяна и Эпштейна, измеряющий эмпатию как узкую эмоциональную отзывчивость.

Методы контроля эмпатии

Существует несколько простых способов контроля эмпатических свойств:

  1. Нужно несколько раз в день думать исключительно о собственных чувствах, не связанных с посторонними людьми.
  2. Критически мыслить. Соглашаясь помочь собеседнику, важно поддать осмыслению, хочет ли эмпат выполнять данную функцию, и сделать верное решение.
  3. Медитировать. Практику потребуется занять удобное положение, сидя или лежа, закрыть глаза и представить возврат энергии, растраченной на посторонних людей.
  4. Наслаждаться жизнью. Большинство эмпатов эмоционально подавлено, несут свой дар, словно «крест». Однако оказание реальной помощи требует приведения в порядок собственных мыслей и чувств, достижения гармонии, радости. Рекомендуется сосредоточиться на радости от взаимодействия с окружающими, визуализировать распространение внутреннего позитива на людей и отказаться от общения с неприятными личностями.

Эмпатия требует самоконтроля: чтобы мудро использовать дар, следует научиться управлению собственными чувствами и эмоциями, вспомнить о любви к себе.

Читайте также:  Что делать если забилось ухо

Видео

Почему непрошенные советы неэффективны, как реагировать на незнакомцев, которые комментируют вашу внешность, и зачем развивать в себе способность к эмпатии — «Афиша Daily» взяла интервью у психолога Вячеслава Москвичева.

— Что такое эмпатия? Как вы для себя ее определяете?

— Для меня эмпатия — это готовность почувствовать, что испытывает другой, дать ему понимание, что ты ориентируешься на его чувства, готов к ним прислушиваться. Это не значит испытывать те же чувства, что называют словом «сочувствие». К тому же невозможно испытать то же самое, что другой человек. Когда ты даешь это понять человеку, у него возникает ощущение, что ты в контакте с ним.

— Есть способ прокачать в себе умение таким образом подключаться к людям?

— Существуют техники эмпатии. Например, присоединение к словам. Если я в разговоре с человеком пользуюсь теми же словами, которые я услышал от него, у него есть ощущение понимания. Есть более тонкие техники — присоединяться по движению, по позе, по дыханию. У большинства психологов, которые практикуют долго и успешно, это происходит уже неосознанно.

Но мне кажется, что очень важно различать эмпатию как технику и как позицию. Позиция эмпатии — это готовность, стремление слушать собеседника, слышать, быть рядом с ним, не создавая при этом ложного ощущения, что вы чувствуете то же, что он, хотя бы потому, что это просто неправда.

— А как этого добиться? Мне кажется, что в нашей культуре, когда люди пытаются поддержать кого-то, они высказывают, что думают о сложившейся ситуации, и объясняют человеку, как он должен себя вести.

— У меня есть предположение, что и в нашей культуре есть разные позиции помощи. Соглашусь, что идея рассказывать, как надо и как правильно, очень распространена и востребована. Часто люди обращаются и за поддержкой именно в таком режиме, поскольку такое представление о помощи, поддержке очень распространено.

Одна из причин, по которым бывает сложно занять позицию принятия и услышать другого, — это представление о том, что есть некоторое верное, истинное положение дел. Что в любой ситуации есть правильный ответ, правильное решение, правильный универсальный способ действия, правильный взгляд на реальность. И если у человека возникает ощущение, что он с этим положением дел знаком, а другой не знаком, то ему очень сложно воспринять позицию другого как одну из возможных. И он считает, что его задача — поделиться своим правильным знанием. Некоторым людям это помогает. Но к сожалению, так происходит далеко не всегда.

Когда мне хочется дать ясный совет или четкую рекомендацию, я стараюсь задать себе вопросы — «А почему я так думаю? Всем ли это подойдет? Откуда у меня у самого взялась эта идея, когда она у меня срабатывала, возможны ли другие идеи?». Так у меня появляется возможность не занимать позицию ментора-эксперта, знающего правильный ответ. Прежде чем предлагать варианты, хорошо бы испытать интерес к тому, что действительно переживает другой человек. Возможно, у него сложности совершенно не в том, что кажется сложным мне. Вероятно, у него уже есть какие-то варианты, которые ему лучше подходят. Вот эта позиция интереса к тому, что человек думает и где находится, часто оказывается полезной для того, чтобы обратиться к эмпатии. Когда мне интересно, что он делает, тогда и я могу посмотреть на мир его глазами.

— Мы брали интервью у биолога и популяризатора науки Александра Маркова, который в частности рассказывал, что за эмпатию отвечают зеркальные нейроны, которые работают только в том случае, если мы видим собеседника. А если мы собеседника не видим, например в фейсбуке общаемся, то зеркальные нейроны не срабатывают. Этим он объяснял тот факт, что в соцсетях такое количество агрессивных комментариев.

— Мне нравится эта идея. Но я сразу думаю о том, что больше всего сопереживания и эмпатии я испытывал, читая книги. Чувства, возникающие в момент чтения, в моем представлении близки к тому, что испытывает герой, мне интересны его переживания, мысли. Но большинство героев книг вообще никогда не существовали — скажем, Раскольников или Пеппи Длинныйчулок, — а я все равно испытываю эмпатию по отношению к ним. Я не уверен, что здесь играют роль зеркальные нейроны — возможно, это другой механизм возникновения чувств.

Могу привести другой пример. Есть слепые люди; если исходить из идеи, что зеркальные нейроны завязаны на зрение, то мы лишаем их способности к эмпатии. Я не могу согласиться с тем, что у них нет эмпатии.

— У науки есть заход еще с другой стороны. Считается, что окситоцин — это гормон, который отвечает в том числе за способность к эмпатии. Нейроэкономист Пол Зак предполагает, что тестостерон подавляет окситоцин, то есть мужчины способны к эмпатии меньше, чем женщины. Вот что-нибудь подобное наблюдали?

— Наверное, когда мужчина начинает заниматься развитием эмпатии, он меньше проявляет стереотип маскулинности и мужественности, закрепленный в нашей культуре. С другой стороны, среди психологов, помогающих практиков, воспитателей в детских садах много мужчин, которые умеют найти отклик и у детей, и у взрослых.

При этом наша культура предписывает большую агрессивность именно мужчинам. Патриархальный дискурс не способствует пониманию людей. В таком дискурсе есть идея главы семьи: «Как я сказал — так и будет. Я хозяин своего слова». Подобные установки не предполагают ценность слышания другого. В ситуации агрессии и конфликта эмпатия сокращается — и у мужчин, и у женщин.

— Бывают ли люди, которые к эмпатии не способны вообще? Или способны на каком-то таком уровне, что этого никогда не разглядишь?

— В научно-психологическом сообществе и среди отдельных психологов распространена идея, что существует психопатия, которая предполагает, что человек лишен способности к эмпатии. Я к этому отношусь очень осторожно, потому что эта идея позволяет судить людей и принимать простые решения — «Что с него возьмешь? Он психопат».

Я не встречал людей, о которых рискнул бы сказать, что они не способны чувствовать другого. Я встречал людей, у которых это затруднено в силу самых разных обстоятельств. Как я уже говорил, наша культура предписывает мужчинам не испытывать эмпатию. Есть предписание: если ты ориентируешься на чувства другого, то ты слабак и тряпка. Но если мужчина выходит из-под влияния этих идей, он начинает меняться. Например, мужчина, получающий психологическое образование. И когда мужчинам позволяют включаться в такие ситуации, они меняются.

— Чтобы это произошло, у мужчины должно быть желание это поменять или ресурс для того, чтобы пойти к психотерапевту. Но что делать, если у него нет ни того ни другого?

— Я согласен, что может быть ситуация, когда человек, не испытывающий или не использующий эмпатию в своей жизни, не ориентированный на понимание другого человека, не станет обращаться за помощью. Означает ли это, что у него и нет этой возможности? Мне кажется, это два разных вопроса. Можно ли строить с этим человеком отношения? Зависит от того, какие отношения. Но я действительно предполагаю, что в отношениях, где нет места эмпатии, сложно получить равенство, уважение и партнерство. Сейчас это ценно, хотя данные ценности существовали далеко не всегда. В традиционных семьях есть четкое распределение обязанностей, иерархия ролей и так далее: это та ситуация, когда возможны отношения, где нет эмпатии, которые устраивают партнеров. Но сейчас ожидания и запросы изменяются, поэтому я предполагаю, что человек может прийти ко мне не потому, что он чувствует недостаток эмпатии, а потому, что те отношения, которые ему важны, разлаживаются. И тогда я буду помогать людям искать способы наладить отношения, и, возможно, одним из них будет в том числе развитие эмпатии.

Читайте также:  Болит связка в колене сбоку

— Давайте поговорим про оценочные суждения. Возможно, их обилие интенсивнее ощущается, когда ты девушка или женщина: все люди имеют право сказать тебе, что они о тебе думают, как ты выглядишь, соответствуешь ли ты их представлениям о прекрасном, вовремя ли ты вышла замуж, родила детей и построила карьеру. Причем эти оценочные суждения звучат как от близких людей, так и от малознакомых вроде бабушек у подъезда или пассажиров общественного транспорта. Это чисто российская особенность или это во всем мире так происходит?

— За весь мир сказать не рискну, но если это происходит, то это связано с несколькими идеями. Одна из этих идей — представление о норме и отклонении от нормы. Оценочное суждение, оценка — это сравнение с чем-то. И это что-то обычно представляется в качестве истины. В обществе бывают очень ясные представления о том, что такое «нормально», например, есть четкое представление о том, когда женщина должна выходить замуж или как женщина должна выглядеть. Я, кстати, не думаю, что мужчинам у нас легче.

— Тоже большие ожидания в связи с их полом?

— От них ждут не меньше, чем от женщин, есть фраза «Ты как мужик должен». Это вполне конкретное ожидание нормативного поведения. Наше общество до сих пор не определилось, где оно находится: в постмодернистском представлении об уважении к различиям или в царстве традиционных ценностей. То, что называют традиционными ценностями, — это попытка задать определенные, достаточно жесткие нормы в отношении самых разных явлений. И когда мы находимся на этом распутье, то оценочные суждения не только возникают, но и становятся более заметными.

Это связано с тем, что если общество традиционно, то оценочные суждения можно даже и не озвучивать — не потому, что нет оценки, а потому, что отклонение очень заметно и человек сам приводит себя в соответствие с нормами. Я не могу сказать, что в советское время было меньше жесткости и регламентации, но, возможно, оценочные высказывания звучали реже. Бабушки у подъезда могли так посмотреть на девушку, что в следующий раз она бы просто не вышла в коротком платье.

Есть еще другое соображение — про власть: действительно, женщины и, возможно, дети, встречаются с большим количеством оценочных суждений.

— А женщины с детьми так вообще.

— Например, когда я иду со своим ребенком в коляске, мне делают значительно меньше замечаний, чем когда моя жена гуляет с тем же ребенком в той же коляске. Потому что я считаюсь более властной фигурой — и традиционно настроенные женщины меньше готовы делать мне замечания. И это, я думаю, связано с патерналистской иерархией и с представлением о власти. Право на то, чтобы делать замечания, есть у начальников, мужчин, профессионалов, пожилых людей, поскольку считается, что они приобрели больше опыта. Меньше прав имеют женщины, подчиненные, рабочие, дети.

— Что с этим делать, если ты категорически не согласен с тем, что такие суждения звучат и обращены к тебе?

— Мне кажется, здесь нет одного ответа. Это зависит от того, от кого эти оценочные суждения звучат. Если от незнакомого пассажира метро, то можно просто не реагировать. Я думаю, что было бы интересно в ответ на оценку спросить у человека, почему он так думает, почему он считает себя вправе сообщать свои представления, из каких идей он исходит? Это очень энергозатратная коммуникация, я не уверен, что в метро или на улице стоило бы в нее вступать, если у вас нет специального намерения.

Если же это близкие отношения, в которых оценочные суждения звучат со стороны родителей по отношению к взрослым детям или со стороны супругов по отношению друг к другу, то я бы мог рекомендовать только аккуратность и стремление понять другого.

— В последнее время многие воспринимают непрошенные советы как что-то оскорбительное. Непрошеные советы — это благо или это все-таки зло?

— Во-первых, непрошеные советы, как правило, просто неэффективны. Они крайне редко приводят к тому, что человек меняет свое действие в соответствии с этим советом, чаще он прибегает к противоположному действию. И во-вторых, они часто вызывают агрессию.

Непрошенный совет предполагает иерархию. Если я даю совет, то я больше знаю и имею власть этим знанием делиться. И если мой собеседник с этой иерархией не согласен, то это вызывает конфронтацию. Тогда возникает вопрос не о смысле совета, а о неуважении опыта того человека, которому даются советы. То есть предполагается, что у того, кто дает совет, больше оснований и прав.

Если же у вас просят совета, то возникает вопрос о том, как его дать, чтобы он был полезен. Если что-то сработало для меня и оказалось полезным даже для нескольких людей, которых я знал, это вообще не гарантия, что этот совет окажется эффективен для другого человека. Для того чтобы быть полезным, важно прояснять контекст и искать решение совместно.

Я исхожу из своего профессионального дискурса и представлений о том, как помогать. Мне кажется, что эта идея актуальна не только для психологического взаимодействия, но и для экономических советников, для любых других людей, которые находятся в сотрудничестве. Например, если родитель рассказывает подростку, как вести себя в той или иной ситуации, то он часто дает этот совет из того контекста, который сейчас уже не существует в подростковой жизни. Он не в курсе того, что сработает, а что нет. Его совет может оказаться вредным. С другой стороны, родительский опыт может быть весьма ценным, если обсуждать его вместе с детьми и придумывать, где его можно применить. Возможно, мой опыт, другой взгляд, который я могу предложить подростку, окажется полезным. Но для этого важно начать там, где человек находится. Важно не давать совет в форме готового предписания. Он может быть очень правильным, просто ребенок так не поведет себя. С другой стороны, если он попробует его воплотить и это не сработает, это может сильно навредить нашему взаимодействию. В следующий раз он не спросит меня, потому что он будет считать, что родитель некомпетентен, зачем с ним советоваться.

— Почему многим гораздо проще испытывать сочувствие и сопереживание по отношению к животным, чем к людям?

— Вероятно, потому, что в отношении животных нет сомнений про иерархию. Они точно братья наши меньшие. К тем, кто находится ниже нас, проще испытывать сочувствие, в том числе и к детям. К подросткам сложнее испытывать сочувствие, потому что они большие и иногда опасные, вызывают раздражение.

Еще одно соображение: про собак и кошек не возникает идеи, что они могли бы измениться и стать другими. То есть животных значительно проще принять, смириться с невозможностью их изменить. Вряд ли ваша кошка выучит английский и станет хорошо зарабатывать. Никто не скажет кошке: если будешь так себя вести, вырастешь дворником. Она не будет дворником, она останется кошкой. А в отношении человека есть ожидание, что он может прийти в соответствие с какой-то нормой, но почему-то не приходит. То есть в отношении животных и детей нормирования меньше.

Читайте также:  Чем лечить грибок ногтей при беременности

Но если собака начинает сильно отличаться от нормы — например, справлять нужду дома и делать это регулярно, сочувствия становится значительно меньше, особенно у хозяев.

— Многим людям (почему-то есть ощущение, что особенно женщинам) будто бы сложно говорить нет и отказываться от предложений, которые им по каким-то причинам некомфортны. Есть какой-то простой способ развить в себе способность говорить нет, если тебя что-то не устраивает?

— Я предполагаю, что это тоже связано с вопросами власти и положением женщины. Мне правда кажется, что сейчас женщины получили возможность и право говорить в том числе и нет.

— Право и возможность — да, но это может быть непросто самим женщинам, потому что их нередко воспитывают мягкими, послушными и на все согласными.

— Согласен. Мне кажется, говоря нет чему-то, человек одновременно говорит чему-то другому да. Вспомнить о том, чему он говорит да, отказываясь от чего-то, может быть очень полезно. Что он отстаивает в своей жизни, в судьбе? Что за право он материализует? Мне кажется, что это дает очень важный ресурс для того, чтобы придать энергию и смысл своему нет. Важно понимать, что есть ситуации, когда слова нет должно быть достаточно. Женщина или мужчина — никто не обязан объяснять, почему он говорит нет.

Анна Веселко

В человеке очень развито чувство индивидуальности, и чем сильнее наше эго, тем сложнее нам устанавливать связи с другими людьми. Однако именно связи, социальные и межличностные, делают нас сильнее: когда мы начинаем видеть мир с позиции другого человека, мы можем открыть для себя немало нового и интересного. Разбираемся в эмпатии — способности восприятия других, которая делает нас людьми.

Эмпатия как область научного интереса находится в поле зрения сразу нескольких наук, от психологии и социологии до нейробиологии. Связано это с тем, что, когда мы откликаемся на чувства и переживания других людей, мы задействуем разные типы реакций — не только эмоциональные, но и когнитивные.

Эмпатия — это способность чувствовать другого человека, соотнести себя с ним, а иногда даже прочитать чужую эмоцию . Фактически, проявляя эмпатию, мы устанавливаем психологическую и эмоциональную связь с другим человеком, размывая границы между «я» и «он». Эмпатия относится к категории когнитивных способностей человека, точно так же как способность представлять сценарии будущего или решать проблемы на основе предыдущего опыта.

Эмпатия vs. сочувствие

Однако эмпатия — это не единственное наше оружие в арсенале реакций на чужие беды: людям также свойственно испытывать сочувствие . И хотя две эти способности выглядят очень похожими, между ними есть одно четкое различие.

Когда мы испытываем эмпатию , мы как бы представляем себя в ситуации (впрочем, с этим можно поспорить — см. ниже), аналогичной той, в которой оказался другой человек, и принимаем его опыт таким образом, словно мы сами же его переживаем. Однако ключевой момент в том, что в реальности мы не испытываем реальные чувства: мы их моделируем .

Когда мы проявляем сочувствие , мы точно так же принимаем на себя чужое переживание, однако на этот раз оно на нас влияет — нас настолько трогает чужой опыт, что в ответ мы испытываем собственную эмоциональную реакцию : нам плохо, мы переживаем или, наоборот, рады и счастливы за успехи другого.

Сама эмпатия также делится на категории, их две — эмпатия эмоциональная и эмпатия когнитивная, в зависимости от того, какого типа реакцию мы проявляем

Для эмоциональной реакции первичным триггером становится само чувство, которое испытывает другой человек. Мы откликаемся на него полуавтоматически и начинаем испытывать эмоциональную эмпатию. При этом наши ощущения не зеркальны: если кто-то упал и, например, сломал ногу, мы моделируем и принимаем на себя определенную долю чужого страдания, но не физическую боль.

В случае когнитивной эмпатии триггером, как правило, является осознанное внимание к ощущениям другого человека. Именно когнитивная эмпатия подразумевается в рамках развития эмоционального интеллекта: человеку предлагается не просто отреагировать на боль, но приложить усилия для того, чтобы ее понять. Когнитивная эмпатия — это попытка заглянуть в голову другого человека, распознать, что он чувствует, и, не будем скрывать, по возможности использовать это себе на пользу. Например, предугадать реакцию человека на наше предложение и в зависимости от нее выстроить стратегию переговоров.

Как мы сопереживаем?

Пытаясь лучше понять механизм формирования эмпатии и ответить на вопрос «Как это вообще работает?», нейробиологи и социологи объединились, чтобы разработать две теории. Интересно то, что эти подходы к природе формирования эмпатии противоположны друг другу и наука пока не дает конкретного ответа о том, как работает эмпатия. Так что обе теории — лишь предположения, которые, впрочем стоит принять во внимание.

Первый подход — это теория симуляции , сторонники которой считают, что в момент эмпатии мы имитируем эмоцию другого человека, фактически представляем себе, что бы мы чувствовали на месте человека, и во многом опираемся на эмоции, а некоторые даже скажут, что на фантазию.

Второй подход — это теория разума , согласно которой мы не живем в мире собственных фантазий о чужих чувствах, но опираемся на конкретные факты. Так, проявляя эмпатию, мы основываемся на своем представлении и прошлом опыте относительно того, что должен ощущать человек в схожих ситуациях. То есть используем мыслительные процессы для объяснения чувств и действий.

Зачем это нужно?

Знать про механизм образования эмпатии нужно хотя бы из благородного стремления к просвещению, а вот сама по себе эмпатия нужна для того, чтобы быть людьми . Можно смело сказать, что эмпатия — это строительный материал человеческой морали. Благодаря ей мы живем и существуем в социуме, без которого, как известно, мы бы не выжили как вид (что уж там, животные стремятся сбиваться в стаи!).

Человек, который не страдает нарушениями психопатического спектра, начинает проявлять первые признаки эмпатии в возрасте двух-трех лет. Однако, несмотря на естественную предрасположенность к развитию эмпатии, то, какими будут ее проявления (обнять или сочувственно покивать в сторонке) и как часто мы будем их себе открыто позволять, зависит от воспитания, культуры, окружающей среды и даже генетики . Впрочем, хотя определенные «нормы» могут ограничивать наши реакции, исследования показывают, что на протяжении всей жизни человек склонен проявлять одинаковый уровень эмпатии. А точнее, тот, который он развил к концу подросткового периода, и с этой точки зрения очень важно при воспитании детей поощрять их способность к сопереживанию и помощи близким.

Развитая эмпатия делает нас успешными членами общества, она — ключевой компонент в человеческом, социальном и психологическом взаимодействии на всех этапах жизни, потому что помогает нам понять потребности и намерения других людей . Безусловно, далеко не каждый человек нуждается в активной социальной жизни, но все же для развития здоровой и счастливой личности критическую роль играет наличие близкого круга людей.

На основе эмпатии мы строим свои отношения в семье, на работе, за пределами быта и профессиональной деятельности, и все это в конечном итоге влияет на то, насколько мы будем счастливы и удовлетворены собственной жизнью. В общем, чем больше сочувствия и сопереживания, тем меньше счета на терапию и восстановление психического здоровья. Самое время пойти и подумать о чувствах ближнего прямо сейчас.

Ссылка на основную публикацию
Эмметропия код по мкб 10
Решение по административному делу Дело № 5.1-237/2016 Изготовлено 15.09.2016 года 22 августа 2016 года г. Ярославль ООО «МЕДИН», юридический адрес:...
Экскреторная рентгенография
Зачастую пациентам назначается урография внутривенная. Рассмотрим, что это такое. Процедура представляет собой рентгенографию мочевыводящей системы с предварительным введением йодсодержащих препаратов....
Экспресс контрацептивы
Незапланированная беременность обычно является последствием пренебрежения средствами защиты или использования некачественных контрацептивов. Такая проблема требует немедленного решения, так как устранить...
Эмоксипин википедия
Действующее вещество: Содержание 3D-изображения Состав и форма выпуска Фармакологическое действие Показания препарата Эмоксипин Противопоказания Побочные действия Способ применения и дозы...
Adblock detector